Контакты
 
Главная » Герой Советского Союза лётчик А.С.Богданов » »

Герой Советского Союза лётчик А.С.Богданов – выпускник иркутской одиннадцатой школы

 
Толя вырос в семье военного. Частые переезды да и сам стиль тогдашней жизни воспитали в нем неприхотливость к быту: ел, что давали, носил, что приходилось. Хотя, как все мальчишки, любил военное. Одно время носил пальто, перешитое из шинели, и был очень доволен. А товарищи по школе хорошо запомнили его тельняшку и матросскую фланелевку без воротничка. Очень внимательно присматривался Анатолий к жизни пограничников и многому у них учился. На занятиях, на отдыхе всегда был рядом: чистил лошадей, водил их купать. Сам он хорошо плавал, без страха прыгал в воду, сдал все нормы на значок «БГТО». Он хорошо знал винтовку, гранату, ручной пулемёт. Иногда отец, Сергей Глебович, разрешал ему выстрелить из боевой винтовки, это было большой радостью. Однажды Сергей Глебович проводил с курсантами учебный марш-бросок на пять километров при полной боевой выкладке. Толя незаметно пристроился к ним, взял палку через плечо, флягу с водой, для тяжести наложил камней в котелок и отправился с курсантами. Проверяющий, комиссар отряда, заметил Анатолия на финише, он едва держался на ногах от усталости, и спросил: «Чей это вояка?» Ему ответили, что это сын командира Богданова. Комиссар похвалил Толю и подарил тетрадку с карандашом. С пограничниками толя жил дружно, на шутки и розыгрыши не обижался, сам старался скрасть их жизнь, развлечь. Ведь ни радио, ни кино на заставе не было. Толя пел бойцам, читал специально выученные стихи, иногда поддразнивал, показывая, как новобранцы не умеют ходить, ездить на лошади или не могут взобраться на турник. Когда отец бывал свободен, собирались семьёй.Анна Петровна, мама, брала в руки гитару, Сергей Глебович –балалайку, Толя – мандолину. Играли и пели любимые песни.
    До пятого класса Толя учился в разных школах. А в 1935 году, когда Сергея Глебовича направили в даурский погранотряд, они с Анной Петровной приехали в Иркутск, где только открывался интернат для детей пограничников. Тогда он и появился в одиннадцатой школе, которая нашесть лет стала его домом. И все было впереди: друзья-мальчишки и первые стихи. Был он веселым, неугомонным, заводилой и душой компаний. Товарищи любили Анатолия, потому что он много умел, всегда заступался за друзей, не жаловался, если обидят, делился тем, сто было.
Как и раньше. Он много и увлеченно занимался спортом, много читал, любил стихи и сам пытался сочинять, больше удавались шутки. Вопрос, кем быть мало волновал в те годы: все мальчишки в 18 лет уходили в армию. Анатолия с детства влекло море. Но советской авиации, смело штурмовавшей в тридцатые годы пятый океан, очень нужны были командиры. Поэтому в 1940 году, когда Анатолий окончил школу, всех юношей из семей военных, пригодных по состоянию здоровья, направляли в лётные школы. Такое начало не
 радовало. Прощай, море, незнакомое, но любимое. до свидания, родители: у вас впереди Монголия, у него Борисоглебск. Как-то встретит его небо? Оно сурово. Началась служба. Первогодки изучали теорию, устройство самолёта. Летом 1941годаготовилист первый раз подняться в небо. Занятия продолжались, но полётов почти не было. Часто прилетали немецкие самолёты. Не бомбили, но летать не давали. Фашистское командование намеревалось после захвата Борисоглебска открыть там своё училище. И это обстоятельство, и две эвакуации, и расширение программ затянули сроки выпуска.
 
Поэтому набор1940 года попал на фронт только к началу Курского сражения. Конечно, все они мечтали об истребительной авиации, но еще сильней их сердца рвались в бой с ненавистным врагом. «Сидеть в ЗАПе (запасной авиаполк) мне не хотелось, так как лётчиков тогда было много, и я решил пока повоевать на штурмовиках», - пишет Анатолий родителям. Он попал в 56 Гвардейский штурмовой Донской авиаполк к Василию Дмитриевичу Панфилову, человеку горячему, решительному и строгому, прекрасному лётчику. «По долгу службы познакомиться с Толей мне пришлось в день его прибытия, так как он был комсомолец, и мне пришлось ставить его на учет. Характер у него был замечательный. Он легко и накрепко сходился с людьми, всегда стремился сделать им добро, никогда не унывал, всегда был жизнерадостным, веселым» - вспоминал комсорг полка В.Н. Прядин.Началась боевая жизнь, совсем не такая, какой она представлялась в училище. Владеть самолётом – еще не значит уметь воевать. Под руководством опытных лётчиков молодых вводили в строй. Учили, как, нанеся врагу жестокий удар, сохранить себя, самолёт и товарища. Учили примером, тщательным разбором. А иногда и взысканием за малейшее нарушение. Так во время одного из взлётов самолёт Богданова, продавив колесом плохо утрамбованную полосу, развернулся на 90 градусов и резался в копну сена с полными баками, с полным боезапасом. Полёты прекратили, ждали взрыва. Прошло десять минут.
 
Всё спокойно. Тогда Панфилов приказал откапывать самолёт. Обошлось. Но после этого случая Богданов долго не летал: выпускал самолёты, присутствовал на разборах, руководил посадкой. Урок не прошёл даром. Горячие юношеские чувства соединились с трезвым рассудком, с чувством большой ответственности. « А давно мы уже не виделись, - пишет Анатолий родителям – Теперь меня не узнаете. Уезжал от вас школьником, а сейчас взрослый, переживший кое-что мужчина. А страху я не испытываю на при каких обстоятельствах. А ведь когда нападаем на фрицев, то нас бьют из всевозможного оружия, начиная от автоматов и кончая крупнокалиберной артиллерией. И теперь мне кажется: так и должно быть.» Это декабрь 1943года. Полгода на фронте, время мужания. Анатолий гордится боевыми делами товарищей. «Как мы воюем, можете судить по тому, что наша дивизия имеет уже два именных наименования и благодарность верховного главнокомандующего.» И снова в 1944 году: «Сегодня у нас, особенно у меня, радостный день. Двум нашим лётчикам присвоили звание Герой Советского Союза, один из них – мой самый близкий друг».
 В двадцать лет к ним приходила зрелость, но в душе они оставались мальчишками. Как иначе объяснить такое: «Три дня назад летал и тревожил фрицев. Погода была нелётная. Никакая авиация не действовала, кроме нашей. И вот мы вчетвером полетели. Добрались до передовой, а там горит и стонет земля. Покружились мы, пока нам дали сигнал, и пошли на третий заход. Как начали бомбить по фрицам, так они и ожили. Я шел последним. Меня они и взяли в оборот. Начал кидаться из стороны в сторону, потом попал в облачность. Вышел из облачности и понёсся домой. Вышел из самолёта, расстегнулся, и без шлема меня прохватило… А вчера был у меня сам «батька» - Герой Советского Союза Панфилов, который ругал меня за форс, распахнутую душу и расстёгнутые воротнички», - сообщал Анатолий в декабре 1943 года. Кажется, неудачи преследуют Богданова. Прошла неделя. Снова письмо: 25 полетел на задание. Я шел последним в шестёрке, и вот на третьем заходе на меня напали. Чувствую удар в голову, и снаряд разбивает приборную доску. Тут что-то тёплое потекло по шее. Я был ранен в голову и, чувствуя воё1 состояние, довёл машину до аэродрома и благополучно посадил. Голова заживает, и в скором времени нова в бой. Сейчас меня без конца посещают друзья, опять был командир полка. Замечательный у нас командир!» Об Анатолии однажды написали в армейской газете. Письма домой идут то чаще, то реже. Уже три года не видел Анатолий родителей. Перед впуском из училища Сергей Глебович дал сыну родительский наказ: бить фашистов, гнать их с родной земли. Об этом он спрашивал командира полка. В мою часть Анатолий прибыл, безусловно, не мальчиком, а юношей. У него было одно только желание – воевать, но не было умения. Сейчас есть и то, и другое. Он молодой лётчик, но его любит вся часть. Любят за честность и хорошую боевую работу. За славные боевые дела он представлен к высокой награде и на днях её получит. Получит заслуженно. – отвечает Панфилов в январе 1944 года. Армейская газета пишет: « Две группы «ильюшин-2», ведомые старшим лейтенантом Брызгаловым и лейтенантом Богдановым, произвели вчера налёт на сборные пункты противника и скопления войск и автомашин. Лётчики уничтожили и повредили 2 полевых орудия. И 4 автомашины, 16 солдат противника». В феврале Богданов получает свой первый орден – орден Боевого Красного Знамени. За бои под Варшавой в октябре - орден Отечественной войны. Приходит лётное мастерство. В небе Белоруссии Богданов становится старшим лётчиком, командиром звена. «Он летает уверенно, смело, поражая цели противника, использует всю огневую мощь самолёта». Нередко совершает три боевых вылета в день. «В августе 1944 года вражеские зенитки на подходе к цели в районе Домбрувки обстреляли и сильно повредили его самолёт, но Богданов не вернулся домой, продолжал атаку и, лишь уничтожив три автомашины и несколько гитлеровцев, вернулся на свой аэродром. В феврале 1944 года у самой цели был подбит самолёт ведущего группы. Тогда Анатолий ещё не имевший командного опыта, принимает командование на себя. Успешно выполненное задание помогло наступлению наших войск. Теперь его направляют на разведку и на свободную охоту. Жизнь на войне – это не только бои, продвижение, гибель друзей, награды.
На войне есть свой быт, учёба, политработа. Богданову часто поручали провести беседу с техническим составом. Всё он исполнял охотно, с юмором. Волку создалось что-то вроде клуба «культпросвет», Анатолий был главным Весто1 1944 наконец-то состоялась долгожданная встреча с семьёй: прилетели в Москву за самолётами. Сутки дома – и снова на фронт. Впереди Польша, а там и Германия. «Здравствуйте, мам и папа! Шлю горячий привет и наилучшие пожелания в вашей жизни. 22 числа пришел приказ о награждении меня третьим орденом отечественной Войны первой степени. Это я получил за работу под Варшавой. У меня недавно ранили воздушного стрелка. (М.Соловей летал с Богдановым с первого дня на фронте) он смело отбивался от двух истребителей. Одного сбил, а второй ранил его.
Воздушный стрелок Соловей спас жизнь мне и самолёту». – пишет Анатолий в октябре 194 года. После этого воздушным стрелком Богданова стал Анатолий Слепов. Так появился в полку «экипаж двух Толек». Потом А.Д. Слепов напишет: «Разве забудешь, как любили летать на разведку и на свободную охоту, как были сбиты в тылу у немцев в Польше, и нас спасли польские патриоты. В январе 1945 года Богданов присутствует на конференции бывалых л1тчиков, делится опытом. Его награждают еще одним орденом Красного знамени. 2 апреля 2945 года экипаж Богданова в числе первых вылетает бомбить Берлин. Видимость в тот день была плохая, прорвались через огонь зениток и сбросили бомбы на скопление машин. Еще в феврале 1945 года Богданов представлен к званию Герой Советского Союза. Указ вышел в марте уже после Победы. 8 мая 1967 года переулок Связи, в котором стоит здание школы №11, переименован в переулок Богданова. На здании школы установлена мемориальная доска. В школе ежегодно проходит праздник улицы. По материалам документов, писем и воспоминаний составила А. Г.Садовская, руководитель клуба «Наследники» МОУ СОШ №11 Г. Иркутска