Контакты
 
Главная » Учитель высшей пробы » »

Учитель высшей пробы

Памяти Ольги Григорьевны Носовой

 

                 Презентация о Ольги Григорьевне Носовой.

Наша школа была первой в Иркутске, где родилось многое из ставшего привычным, например, линейка 1 сентября, приём первоклассников не с восьми лет, а младше, и многое другое. Мы и сейчас пытаемся быть не последними.  Но всего этого не было бы, если бы в 1943 году, при введении раздельного обучения директором  «одиннадцатой МСШ» не был назначен завуч и военрук 26-й школы Иосиф Александрович Дриц. Вместе с ним пришла его жена Ольга Григорьевна Носова.  Им предстояло проработать в этой школе больше тридцати лет.

 Об Иосифе Александровиче хоть и мало, но всё-таки писали и публиковали. А о его жене, учителе не менее ярком, только мельком упоминали. Это несправедливо: за каждым великим мужчиной стоит не менее великая женщина. 

С.И. Белинская сообщила, что её мама, Ольга Григорьевна Носова, родилась 20 июля 1919 года  в Усолье – Сибирском в многодетной семье кузнеца. Имя получила в честь Святой равноапостольной Ольги. (И был в этом высший смысл). В семье Носовых было 9 детей: 3 дочери и 6 сыновей. Один умер в детстве.

 Для того, чтобы представить, в какой обстановке росла Ольга Григорьевна, мы съездили в  Усольский историко-краеведческий музей. Там мы узнали, что в тридцатые годы, на которые пришлись детство и юность Ольги Григорьевны, Усолье представляло большое село при соляном промысле, хотя в 1925 году оно получает статус города. Город разрастался за счет двух предприятий: солерудника   и спичечной фабрики. Они снабжали своей продукцией всю Восточную Сибирь. Большинство домов в городе были еще деревянными и одноэтажными, вдоль улиц кое-где  были проложены деревянные тротуары.

На вопрос о том, где мог работать кузнец, мы получили не очень четкий ответ, что он мог работать на варнице, где  получали соль. Но, нам кажется, что он мог работать и в других местах. По Московскому тракту, который проходил через Усолье, тянулись подводы с грузами. Рядом была железная дорога. Кузнецы были нужны везде. После гражданской войны в городе начинается новая жизнь. Усольчане без сожаления расстаются со своим прошлым: благоустраивают улицы, разрушают церковь, строят кинотеатр, открывают новые школы и клубы, сажают деревья.

Ольга Григорьевна сначала училась в начальной школе, потом решила продолжить учение (это было уже не обязательно) и перешла Усольскую «фабрично-заводскую девятилетку». Об  этом мы узнали из её автобиографии и грамоты, обнаруженной в семейном архиве. Грамота сообщает, что учком ФЗД награждает Носову Л. (домашнее имя Леля) званием ударника  второго года второй пятилетки. Многое об ученических комитетах  в 20-е и 30-е годы поясняют страницы произведений В. Каверина и Евгении Гинзбург.  Учкомы  имели тогда большую власть, решали вопросы снабжения и распределения пайков, могли даже уволить педагога .

Меня заинтересовало название Фабрично – заводская девятилетка. Для того, чтобы узнать о таких учебных заведениях, я обратилась к электронным поисковым системам, где не нашла ясного ответа. Я узнала, что система образования в СССР была тесно связана с общим направлением политики страны. В тридцатые годы шла индустриализация: строили много новых заводов, фабрик, электростанций, рудников. Для работы на них нужны были грамотные кадры инженеров, рабочих, техников. Обязательным было только начальное образование, потом шли школы семилетки и девятилетки, где учились уже по желанию, исходя из возможностей семьи. Содержание технических дисциплин привязывалось к нуждам предприятий. Вместо уроков труда проходили практику, получали рабочие специальности, желания учеников никто не спрашивал, их могли из любого класса школы  направить в училище или техникум любого профиля.  Кое-что пояснил директор Усольского музея народного образования С. В. Шаманский. Фабрично-заводская девятилетка была при спичечной фабрике. Можно предположить, что выпускники ФЗД становились на фабрике  техниками, лаборантами, контролёрами. Из содержания грамоты можно сделать вывод, что Ольга была не только хорошей ученицей, но и активисткой, наверняка, она принимала участие в агитационных кампаниях, агитбригадах и, конечно, во всех субботниках.  В 1934 году она вступает в комсомол. В 1935 – закачивает школу.

Большая семья – это всегда большой общий труд (и по дому, и по хозяйству) взаимовыручка и небольшие материальные средства.  Семья решает, что Ольге надо продолжить учебу, и она поступает в Иркутский педагогический институт на исторический факультет.

О студенческих годах можно сказать мало. Не удалось пока выяснить, кто из профессоров преподавал в институте. Сама Ольга Григорьевна написала в воспоминаниях о муже, что в их группе были разные по возрасту студенты, преобладали мужчины от 25 лет и старше, а она была семнадцатилетней девочкой. Там она встретила свою будущую судьбу -  Иосифа Дрица,  который после техникума учился  и работал в  школе 26. Они подружились, «вместе работали в кружках, участвовали в вечерах отдыха, бегали в кино и театры».

Все, кто был знаком с Ольгой Григорьевной, обращали внимание на её интеллигентность. В многодетной семье кузнеца девочку не учили ни музыке, ни танцам, ни манерам. Правила  этикета строились на уважении  к старшим. Культурными центрами  Усолья были библиотека и кинематограф. В семнадцать лет девочка приезжает в Иркутск, где в городском драмтеатре идут не только пьесы советских авторов и русская классика,  ставят не только драматические произведения, но и музыкальные:   оперы и оперетты,    актёры   через своих героев невольно учили манерам поведения. (см. 9) По  радио звучало исполнение классической музыки. Это просвещало и воспитывало слушателей. Конечно,  студенты  не раз бывали в краеведческом музее и в только что открытой картинной галерее. Всё это продолжалось и потом, когда Ольга Григорьевна стала учителем и через посещение театров и концертов просвещала своих учеников, воспитывала вкус и культуру.

«После третьего курса группа отправилась на экскурсию в Москву и Ленинград. «Ленинград с белыми ночами, с прекрасными дворцами и парками стал городом нашей любви… Лето и осень промелькнули очень быстро, а в декабре мы стали мужем и женой» - напишет Ольга Григорьевна много лет спустя.

От молодой девушки требовалась не только большая горячая любовь, но и большое мужество. Она входила в  большую семью с крепкими национальными корнями. Шел 1939 год. Маховик репрессий делал свою работу. В  семье мужа уже погиб отец и был арестован старший брат. В некоторых семьях рвались кровные связи. А Ольга Григорьевна не побоялась.

В1940 году  институт был окончен, и молодая семья начала работать в школе № 26. Они подружились с семьёй директора Мефодия Елизарьевича Аршинского, дружба сохранилась на долгие годы. Вскоре родился первенец Александр.

22 июня 1941 года  семьи директора и завуча отправились за город, возвратились весёлые и узнали о начале войны. Иосифа Александровича в армию не призвали из-за болезни сердца, но он состоял на военном учете,  и его несколько раз отправляли на сборы.  Об этом рассказали документы домашнего архива. Иосиф Александрович  был и завучем, и военруком, и преподавателем, очень много времени проводил в школе.

 Весь трудный  быт военного тыла молодая жена делила с семьёй мужа. А это не только продовольственные карточки. Надо было доставать дрова,  уголь, керосин, мыло, сажать картошку. А сердце болело за родных: два брата, Фёдор и Виталий,  погибли, Георгий был тяжело ранен и всю жизнь носил  пулю возле сердца,  Евгений водил поезда на фронт, Валентина стала врачом, работала в госпиталях и в конце войны попала на Восточный фронт.

К сожалению, мы ничего не можем сказать о работе супругов в 26-й школе.  Все школы жили почти одинаково. Здание 26-й и было построено по проекту «школа – госпиталь», его в первые недели освободили для приёма раненых. Занятия проходили в помещении  Иерусалимской церкви.  Собирали для госпиталей посуду и бельё, ходили помогать в госпиталь, устраивали для раненых концерты, выезжали на уборку урожая. Подписывались на военные займы. Некоторые старшеклассники бросали школу, уходили на курсы или на работу, чтобы получать рабочую карточку. Их уговаривали, убеждали окончить школу, потому что война – это временно, а в жизни нужно образование. Учителя, (а учителя истории особенно) были обязаны проводить политинформации, которые в то время состояли из фронтовых сводок и правительственных сообщений. В самое тяжелое время надо было поддерживать дух, чтобы никто не сомневался в грядущей победе.

16 июля 1943 года вышло постановление ЦК ВКПБ «О введении раздельного обучения», где говорилось: «Учитывая, что совместное обучение мальчиков и девочек в средних школах создаёт некоторые затруднения в учебно-воспитательной работе с учащимися, что при совместном обучении не могут быть должным образом приняты во внимание особенности физического развития мальчиков и девочек, подготовки тех и других к труду, практической деятельности, военному делу и не обеспечивается требуемая дисциплина учащихся, Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет: ввести раздельное обучение». Фактически, это с одной стороны сближало средние школы и гимназии, а с другой – должно было более интенсивно и целенаправленно готовить юношей к воинской службе.

Иосифа Александровича направляют директором в мужскую школу №11. С ним направляется на новое место работы и Ольга Григорьевна.   Школа вместе с пятнадцатой находилась в здании на улице Желябова, 6.

Лето 1943 года было радостным от побед на фронте. В Москве гремели салюты. Тыл продолжал напрягать силы, чтобы приблизить конец войны. Мальчиков – старшеклассников набралось только на одну школу (Обучение в 8 – 10 классе было платным  с 1940 до 1956 года)

В 1995 году она  написала:  «Несомненно, самый глубокий след в моём сердце оставил мой первый выпуск 1945 года. В нём и было-то 12 человек. Шла война. Обстановка в стране напряженная. Продовольственное обеспечение скудное. Постоянное чувство голода, так как существовать на 400 граммов хлеба постоянно растущему мальчишескому организму было очень трудно. К тому же нагрузки на каждого были огромны: кроме уроков мы постоянно дежурили в госпитале, ремонтировали мебель, классы, заготавливали уголь для школы. Делали это ночью, т.к. машин были единицы, и их давали ночью. Летнее и осеннее время работали на полях Черемховского, Зиминского  районов, села Урик. Там сажали и убирали картофель, обрабатывали овощи, убирали их. Мальчишки трудились наравне со  взрослыми,  стремясь заработать лишний кусок хлеба, ложку картофельного пюре на капустном листе, а особенно «пончик» - кусочек теста без начинки, запеченный в рыбьем жире. Много и серьёзно занимались уроками».  В этом выпуске оказались первые медалисты: Равиль Хисматулин, ставший инженером-конструктором , и Леонид Гудошкиков, доктор философских наук. (Во всём городе было 3 юноши-медалиста). Они поступили не только в наши ВУЗы, но и МГУ, МИИТ, Бауманский, Московский медицинский №1.

 Так получилось, что для классного руководства Ольге Григорьевне доставались старшие классы: с8 по10, 9-10, 9-11. С одной стороны это достаточно взрослые люди, нацеленные на высшую школу, с другой в классах обновлялись составы, вливались новые   ученики со сформировавшимися характерами и взглядами. Их надо было в короткое время сделать коллективом. Для этого предложить или подсказать какое-то интересное и полезное дело.

Между выпуском 1945 года и  следующим выпуском 1955 года прошло семь лет, отраженных только в деловом архиве и школьной летописи.

Школа вернулась в своё здание в переулке Связи, 6. Здесь же в маленькой квартирке поселяется семья директора, а рядом и учителя, и технические работники. С одной стороны – не надо носить воду и заботиться о топливе, а с другой полная   открытость быта требовала постоянной сдержанности, не позволяла расслабляться. А в семье росли  уже двое детей: первенец Саша пошел в школу и простодушно считал, что её невозможно окончить, не оставшись на второй год. Бойкая Соня иногда выкатывалась  из комнаты в школьный коридор.

Это было еще и очень тревожное время. С 1946 года снова раскручивается маховик репрессий, гонениям подвергаются лучшие представители науки и культуры, особенно среди медиков и биологов, репрессии имели  явное антисемитское направление. Семья в любой момент могла лишиться всего.

Ольга Григорьевна становится мастером, она получает свою первую награду, медаль «За доблестный труд в период великой Отечественной войны 1941-1945». В характеристике – представлении говорится: «За короткий период т. Носова проявила себя с исключительно хорошей стороны. Уроки её отличаются высоким качеством. Материал урока преподносится культурно и доступным для учащихся языком. По внедрению правил поведения предъявляет к учащимся требования и доводит их до конца. На любом уроке у т. Носовой деловая обстановка. Много внимания уделяет Ольга Григорьевна Отставшим по её предмету учащимся, путём индивидуальных занятий и консультаций. К оценкам знаний требовательна. 9 класс, где она была классным руководителем, является лучшим по успеваемости. Основной актив школы состоял из учащихся её класса. Ольга Григорьевна умело организовала работу,  воспитывая чувство ответственности и гордости за свою школу имени. В. Маяковского. Из её класса мы имеем лучших участников олимпиады, лыжного кросса,  спартакиады». Среди множества грамот, которые получила Ольга Григорьевна, есть интересная по оформлению грамота, относящаяся, скорее всего,  к 1946 году. Этой грамотой  Исполком Кировского райсовета наградил тов. Носову О.Г. «за прекрасную работу в школе в Международный женский день 8марта».

Протоколы педагогических советов  - тоже летопись времени. Протоколы сороковых – семидесятых годов  не донесли до нас больших выступлений  и докладов Ольги Григорьевны. Это, в основном, отчеты об успеваемости или коротенькие сообщения в одну фразу.

Одиннадцатая мужская, несмотря на успехи, не была школой пай-мальчиков. Послевоенные мальчишки росли резкими, задиристыми, самолюбивыми. Они много трудились, чтобы помочь семье.  Двойки, в том числе и по ведению, переэкзаменовки в августе были обычным делом. Отношения выясняли   и в спорах, и на футбольных матчах, и в драках. Однажды в весенние каникулы несколько десятиклассников подрались, выясняя отношения. Их вызывали на педагогический совет,  выясняли детали,  поставили тройки по поведению, дали испытательный срок. В мае на педагогическом совете  часть учителей была за то, чтобы оставить по поведению  оценку 3, а это означало  недопуск к экзаменам и перечеркивало три года в старшей школе. Ольга Григорьевна убеждает коллег, что надо поставить отметку выше, чтобы дать возможность сдавать экзамены и получить аттестат. Этот ученик был не из её класса, но она переживала за судьбу каждого.

 В это время она была уже классным руководителем 8 класса  «Г», который станет последним выпуском мужской школы в 1955 году.

Страна медленно, но отходила от войны, потихоньку налаживалась мирная жизнь. В 1947 году отменили карточки.  В том же году в школе появляется свой радиоузел – через динамики передают школьные новости, звучат записи классической  и популярной музыки. Возле школы на месте пустыря разбивают «образцовый  мичуринский  сад». Из двух кабинетов  делают спортивный зал, так необходимый мальчишкам для занятий физкультурой.

В городе появляется станция юных туристов, которая организует путешествия по стране. Начиналась эпоха великих сибирских строек. В Сибирь поехала молодёжь из западных районов. И первой такой стройкой стала Иркутская ГЭС  (хотя Ангарск – «город, рождённый победой», но его начинали строить заключенные).

 Всё это касалось  и учеников Ольги Григорьевны. Они с юмором пишут  обо всём в альбоме – дневнике. Живым языком неизвестного автора описана школьная жизнь, пятого до  середины десятого класса.

 Летом 1954 года была организована поездка на Байкал. Путешествие  до Листвянки началось на старой бортовой машине, которая несколько раз ломалась. Жидкие продукты везли в кастрюлях (не было ни тушёнки, ни сыра, ни герметичных упаковок.) Обед готовили сами в маленьком домике, ели на берегу. Мальчикам организовали экскурсию в пещеру, на пароходе отвезли в порт «Байкал», через который еще проходила железная дорога, «Владивосток – Москва», побывали на Тальцинском стекольном заводе (который скоро уйдёт на дно водохранилища).

В сентябре старшеклассники участвуют в субботнике на АнгарГЭС (так вначале называли Иркутскую ГЭС). Досталась им, неквалифицированным работникам,  самая тяжелая работа – уборка строительного мусора. Учителя не только организовывали и следили, они сами трудились с лопатами и носилками. И только потом была экскурсия на будущую ГЭС. А еще  у Ольги Григорьевны была тревога за несколько человек, улизнувших купаться  после работы в жаркий сентябрьский день.

Были  и осенние выезды на уборку картошки и других овощей, и культпоходы в театр и кино, соревнования, смотры самодеятельности.

Интересно описание дежурства, во время которого  школьники чувствовали себя хозяевами школы, а каждый класс по итогам соревнования стремился стать лучшим и в понедельник оказаться на красной дорожке. Они не подозревали, что таким образом воспитываются будущие руководители.

Еще с восьмого класса, с 1952\53 года , началось сближение мужских и женских школ. Первая попытка была неудачной: обе стороны смущались, и после посещения спектакля и обсуждения встреч не было. В девятом классе уже все праздники, вечера и культпоходы в театр, кино и музей были совместными. С лёгкой иронией описывает автор долгие собрания и заседания (вероятно, они были только предлогом для встреч). Жаль, что дневник обрывается на самом интересном месте, и потомки не могут увидеть сорокалетие школы глазами своих однокашников.

В 10 Г было 39 человек, 2 человека получили серебряные медали, один - золотую.  (Медалей, наверняка,  могло быть и больше, но партийные органы ограничивали  их число. В будущем  и эти выпускники тоже стали достойными людьми. Борис Трофимов, часто упоминаемый в классной летописи, долгие годы возглавлял Институт органической химии и в 2014 году был удостоен Государственной премии РФ.

В этом же  1955 году в награду за большую работу и в связи с 40-летием (первая школа в городе стала отмечать юбилеи) школа получает путевку  «Иркутск – Москва  - Тбилиси – Иркутск».  (Интересно, что двадцатью годами раньше почти по тому же маршруту совершили поездку лучшие ученики нашей школы.) Для некоторых, это была первая поездка на скором поезде в европейскую часть страны. Любознательные подростки хотели все узнать, посмотреть,  попробовать: Москва с метрополитеном и ВДНХ, Кавказские горы,  пещеры, водопады, озеро Рица. Это доставляло много хлопот Ольге Григорьевне и  второму руководителю Людмиле Михайловне Можухиной.  К сожалению,  во всех путевых дневниках подростки только изредка упоминают своих руководителей – это обычная возрастная черта.

Еще одно увлекательное путешествие совершили летом следующего года. Станция юных туристов направила группу одиннадцатой школы на строительство Братской ГЭС, крупней шей в Европе. Добирались на пароходе. В группе этот  раз были мужчины:  учитель рисования Е.В. Любенков и директор И.А. Дриц. На одной из остановок  организовали рыбалку. На фотографиях из этого альбома можно увидеть И.А. Дрица без привычного пиджака. «Когда мы ездили в Братск, корабль пошел по старому руслу и сел на мель. Ольга Григорьевна караулила нас, ведь мы две ночи не спали. А в Братске поселили нас в спортзале. А еще устроили там диспут: кто важнее, мужчина или женщина. А она всегда была рядом, но не давила на нас. И так было не только с нами, иначе бы все поездки превращались в кошмар преследования. А уж что испытывала она, сколько ночей не спала – одному Богу известно», - вспоминала дочь Софья Иосифовна.

В 1958 году Ольге Григорьевне присваивают звание Отличник народного образования

В начале шестидесятых годов правительство страны снова видит нехватку квалифицированных рабочих кадров и предпринимает новую попытку направить на предприятия молодёжь со средним образованием. Для его реализации принимается закон «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР». В старших классах вводится одиннадцатилетка.  Из школы должны были выходить люди с рабочими специальностями, ходя в школах для этого не было базы.

 В этот первый выпуск одиннадцатилетки 1964 года попадает класс, в котором  училась дочь. Только профиль у школы был «не рабочий»:  наши старшеклассники стали изучать математику и основы вычислительной техники, что предпосылкой внедрения в будущем электроники  и информатики во всех областях жизни.

 Несколько человек из этого класса играли в драматическом кружке, которым руководила одна из самых известных иркутских актрис Г.А. Крамова. Кружок поставил знаковую для молодёжи пьесу «Молодая гвардия».  Выступали несколько раз, спектакль снимали на телевидении. Жаль, что кроме этого эпизода мы ничего не узнаем о жизни класса, они тоже вели альбом в стихах, но кто-то из выпускников  1964 года  хранит дома.

Этот класс отличала особая заботливость о своих учителях. Б.И. Зельберг не раз помогал   О.А. Оськиной, за свой счет переделал мемориальную доску Иосифа Александровича. Эту особую теплоту и благодарность к учителям им сумела привить Ольга Григорьевна.

У нее в классе всегда были не только сильные по знаниям ученики,  были подростки  со сложными по характерами, достаточно избалованные, (благосостояние росло) встречалось и противостояние авторитетов. Чтобы сделать обстановку мирной, сплоить класс, нужна была особая мудрость. Таким сложным  классом оказался  выпуск  1968 года. Сплотить коллектив помог вокальный ансамбль, в который вошла почти половина класса. С концертами выступали не только на смотрах и городских концертах, но в подшефной школе села Урик, и на телевидении.

 8 мая 1967 года открыли первый в городе мемориал в честь погибших на войне выпускников школы, где тоже выступал комсомольский хор. А перед этим работали на овощной базе, чтобы внести свой вклад в сооружение мемориала.  В начале своей «летописи»  выпускники обращаются к преемникам: «Вам, наверное, сейчас трудно, ребята? Только не нойте, не бегите из школы, не распускайтесь. Нам тоже было нелегко. Но, если выдержите первые трудности, вам будет легче. Только не будьте такими отличниками, которые кроме учебы ничего не знают. Много хороших и полезных дел провели мы в классе. Наш класс везде был первым. Надеемся, что и вы поддержите эту традицию. И еще одна просьба – Любите нашу Ольгу Григорьевну – она у нас особая: добрая, строгая, весёлая и душевная. Никогда не заглядывайте в учебник во время контрольных работ – списать у Ольги Григорьевны невозможно. Постарайтесь не получать двоек».

Потом был выпуск 1970 года, трогательно описавший классные вечера и поездки. И выпуск 1972 года, ездивший на туристические слёты.

Со всеми своими выпускниками Ольга Григорьевна  в зимние каникулы ездила в Ленинград, где не только посещали плановые экскурсии, а старались увидеть и услышать как можно больше: музеи, спектакли концерты.

А в Иркутске её ученики обязательно ходили на все спектакли и концерты, которые вызывали споры,  учили молодёжь любви к отчизне, дружбе, взаимовыручке.  Иркутские театры нередко ставили такие спектакли, обращались и к мировой  классике,  и к современности. Возможно, что классы посещали спектакли, которые относились к программным произведениям, или вызывали дискуссии,:  «Оптимистическая трагедия», «Враги», «Белая акация», «Баня», «Гибель эскадры» «Рембрандт», «В поисках радости», «Пигмалион»,  «Машенька», «Слуга двух господ», «Именем революции», «Левша», «Третья патетическая», «Молодая гвардия»,  «Гамлет»,   «Иркутская история», «Желтый дьявол», «Севастопольский вальс», «Барабанщица»,  «Океан», ,  «Мария Стюарт», «Обрыв»,  «Пять вечеров», «Судьба барабанщика», «Недоросль»,  «Они и мы», «104 страницы про любовь», «Белая акация», «Физики – лирики»,  «Традиционный сбор», «Зримая песня»,  «Бег», , «Русские люди», «Жаворонок»,  «Кремлёвские куранты»,  «Даурия», «Старший сын», «Сирано де Бержерак»,  «Прошлым летом в Чулымске», «Дети Ванюшина», «Интервью в Буэнос-Айросе».Это третья часть спектаклей, которые были поставлены в городе за  30 лет. смотрели  и весёлые музыкальные комедии, музыка из которых часто становилась популярной . Ходили в филармонию, по возможности посещали концерты известных артистов и популярных музыкантов, которые бывали в нашем городе.

В это время Ольга Григорьевна передаёт свой опыт молодым, работает со студентами пединститута. Она получает заслуженные правительственные награды: звание Заслуженный учитель РСФСР и грамотой Президиума Верховного Совета РСФСР. В 1968 году избирают делегатом Всесоюзного съезда учителей (38) Еще в военном 1943 году она вступает в партию ( ВКП (б) – КПСС), постоянно выполняет партийные поручения: от проведения политинформаций,  политзанятий и лекториев до участия в работе партийных и советских органов:

 1953 – депутат Кировского районного совета,

1963 – член Иркутского областного промышленного  обкома,

1965 – член Иркутского Областного комитета КПСС,

1967 – депутат Иркутского городского Совета депутатов трудящихся,    1968 – член обкома КПСС.

Есть и оригинальный мандат – делегат  первого съезда женщин Кузбасса 1964 год. Чем конкретно занималась Ольга Григорьевна,  мы теперь не узнаем.  Любую работу, любое поручение она выполняла с максимальной добросовестностью – ведь она представляла школу, а не себя лично. Никаких материальных благ партийные поручения не давали.

С сороковых годов школа на виду в городе, о ней часто сообщают в газетах. (Это тема отдельного исследования) Альбомы «Печать о нашей школе» ведутся с 1945 года. Свои подборки делала и семья Ольги Григорьевны, и учительница литературы Н.В. Бычкова. И в этой массе печатной информации совсем мало даже упоминаний об Ольге Григорьевне. Наверное, это была почеркнутая скромность. Ведь все знали, что она – жена директора школы. Особняком стоит спецвыпуск учебной газеты «Журналист», отделения журналистики ИГУ, где училась выпускница Ольги Григорьевны Л. М. Давидсон. Он весь посвящен школе. Об Ольге Григорьевне  в нем написана статья, которую можно назвать портретной зарисовкой в цвете. Сама Л. Давидсон написала очерк о погибших выпускниках.

 Годы брали свое. Ольге Григорьевне исполнилось 55 лет, а Иосиф Александрович в 1975 году – 60. Они уходят из школы. Первые девять лет можно  назвать счастливыми – сколько супружеских пар мечтают на пенсии пожить, никуда не торопясь. Иосиф Александрович работал в городском методическом кабинете, Ольга Григорьевна занималась внуками. Скромно отметили 70-летие Иосифа Александровича, готовились к 70-летию школы. 31 марта 1985 года Иосиф Александрович внезапно умирает по дороге на дачу.     Его провожал весь город.

В «лихие девяностые» меняется страна, меняются исторические ориентиры и нравственные идеалы. Это особенно тяжело переживают партийные работники и учителя истории. А Ольге Григорьевне надо было не просто пережить, надо было найти себя. Ей никто не бросил упрёка, что учила не тому. Жизнь была прожита честно. А материальные богатства – совсем не большие. Никто из семьи не покинул родину, никто не бросал свои партийные документы. Для этого нужно было большое мужество.

Преемники Иосифа Александровича всегда помнили об учителях его плеяды, приглашали на праздники, отмечали юбилеи. После ремонта привезли показать обновлённую школу. Не забывали Ольгу Григорьевну и ученики.

Она  радовалась успехам внуков и правнуков, радовалась, что школа не потерялась, нашла своё место в новой действительности.

2 декабря 2016 года  её не стало.